Подписаться на новости и обновления на сайте:

Подписчиков:
1628

Евгений Южин: «Русские обожают страдать»

Евгений Южин: «Русские обожают страдать»


Вслед за «серебряным голосом романса» Олегом Погудиным к нам пожаловал «голос золотой» - также из Санкт-Петербурга. Да еще и с подарками…

Выпуск15 Просмотров: 3581

«Кто сидит в 11-м ряду на месте номер 11? - неожиданно обратился Южин к залу в паузе между романсами. - Это знаковая для меня цифра: я родился 11-го числа и в 11-м месяце. Поэтому вам полагается подарок - мой недавно записанный диск!» Второй такой презент достался слушательнице, «сидящей» на дате рождения концертмейстера Константина Ганшина, вместе с которым всюду гастролирует тенор. Так что этот натуральный блондин с «золотым» голосом пусть и не столь медийный, как тот, у которого постоянно рыдает «Шарманка», зато внимателен и щедр к публике.

- Евгений, первое отделение вы пропели в черном костюме, второе - в белом смокинге. Что это означает?
- Наверное, просто разные грани творчества. Но это ни в коем случае не траур и не буйная радость. Может, когда-нибудь я выйду весь в красном (улыбается).

- У меня возникла ассоциация: - черная клавиша, белая клавиша…
- Тоже хорошая трактовка.

- Вы на концерте сказали, что не могли не привезти в Смоленск неаполитанские песни. Почему именно их и именно сюда?
-  Я просто кокетничал. Тенору вообще без неаполитанских песен - никуда. Как и баритону. Я здесь впервые, поэтому программу привез скорее такую ознакомительную. Предполагающую разнообразный репертуар: и романсы, и лирические песни советского периода, и итальянские.

- Итальянские - это очень вовремя. Весна и солнце нас тут пока не балуют.
- Да, я не ожидал такой погоды. Даже в Петербурге сейчас теплее, чем у вас.

- С чего начался ваш роман с романсом?
- Наверное, с моей победы на петербургском конкурсе «Весна романса» в 2006 году. Это ежегодный масштабный проект, финал которого обычно проходит в нашем городском 4-тысячнике - КЗ «Октябрьский». Пригласили меня туда поучаствовать совершенно спонтанно. Я поначалу сомневался, отнекивался. Мол, романсы - жанр слишком сложный для меня, не смогу. Но все удалось…

- А голос в каком возрасте обнаружился?
- Сначала, как у многих детей, была «музыкалка», где я учился игре на аккордеоне и фортепиано. Петь мне всегда хотелось, но смелости проявить себя на этом поприще как-то не хватало. Когда началась ломка голоса, откуда-то взялась и смелость. Заявил преподавателям, что хочу петь. Начал заниматься вокалом при Одесской консерватории (я родом с Украины). Позже так сложилось, что переехал в Петербург, по приглашению Людмилы Путиной. Точнее, я получил от ее имени грант на обучение в любом вузе Российской Федерации. Кроме музыки я занимался любовью с русским языком (смеется). Даже победил на олимпиаде. Хотя в то время на родине уже началось такое украинизированное время: нас заставляли учить украинский язык. А моя семья была русскоязычная, и меня, как творческую личность, тянуло именно к русскому языку. Долго ли, коротко ли… Сейчас вот заканчиваю учебу в Санкт-Петербургской консерватории.

- Насколько насыщен ваш гастрольный график?
- Я посчитал: с октября дал уже 35 концертов в России.

- Неужели романсами в наше время «сыт будешь»?
- Смотря что подразумевать под словом «сыт». Конечно, романс далек от жанра Стаса Михайлова. Это не шоу-бизнес, а настоящее искусство, филармоническая музыка. И это здорово, что она все еще любима русскими людьми.

- Буквально сегодня утром слышала по ТВ, что грустная музыка вызывает меланхолию даже у собак… А нам без этой романтической тоски жизнь не мила. Почему?
- Русский романс - это наш «кровный» жанр. Хотя само слово испанское. Испанцы тоже любят всякие страсти-мордасти. А русские действительно обожают страдать. Это особенность нашей ментальности. Хорошо, что однажды цыгане ворвались в этот жанр «шумною толпою» и, к счастью, разбавили своим огнем всю эту меланхолию и декаданс. Эти истории о несчастной любви… Видимо, в прежние времена авторам не было смысла писать и петь о любви счастливой. И все-таки прекрасно, что этот «заунывный» жанр - наш, этнический. И что только мы, русские, его так глубоко понимаем. Да что далеко ходить! Даже некоторые наши соотечественники считают, что романс спеть - это раз плюнуть. Особого умения не требуется. Помурлыкал себе спьяну что-нибудь тоскливое под нос - и все дела. Но ведь из этих салонно-рюмочных страданий и вся опера вышла. Меланхолией, этнизмом и глубокой проникновенностью содержания - вот чем всегда отличалось наше русское классическое искусство.

- Скажите, существует ли сейчас конкуренция среди исполнителей романсов в России? Ведь, в общем, все исполнители поют одно и то же…
- Конечно, определенная конкуренция существует. Но все-таки каждый исполнитель имеет свою изюминку, что ли… Свое прочтение. Свою аудиторию в конечном итоге. Знаете, у моих яростных поклонников такие бои идут на интернет-форумах и разных сайтах - защищают мое творчество, меня самого от нападок поклонников других артистов. С одной стороны, это приятно. Но с другой… Поклонники того же Олега Погудина, например, могут писать, что страстность и ярость поклонников Южина самим Южиным разжигаются. А это неправда.

- К слову... о страстности. Как смирились ваши верные поклонницы с тем, что вы счастливо женаты? Расскажите о главной любви своей жизни…
- Да - женат. И счастлив. Почти три года в браке состою. Имя моей супруги предпочитаю не называть - на всякий случай. Знакомы мы давно, наверное, лет восемь. Мало того, что любим друг друга, так еще и очень близкие друзья.

- Вторая половина тоже поет?
- Пела. Но потом решила, что в семье петь должен кто-то один. Два музыканта вместе - это тяжело. Тем паче что жена тоже исполняла романсы. На конкурсе «Весна романса» она победила на несколько лет раньше, чем я. Сейчас это мой самый беспощадный критик. Помогает во всем, подбирает мне репертуар, занимается моим стилем и имиджем. Я жене всецело доверяю.

- А она вам доверяет? Скорпионов всегда обвиняют в неверности и излишней любвеобильности.
- Нам, Скорпионам, доверять можно и нужно. Тем более, что все мы - разные. Хотя вот моя супруга очень ревнует меня. И я ее иногда понимаю. Иногда бешусь, что не доверяет. Хотя я поводов никогда не даю. Но, с другой стороны, - раз ревнует, значит, ценит. Значит, боится потерять. В отношениях мужчины и женщины самое важное - доверие, искренность. Я уверен, что человек искусства не может быть искренним на сцене, если он лжет своим близким, грубо говоря, ходит на сторону и лжет кому-то о чувствах.

- Какова она, главная мечта Евгения Южина? Если вернуться к творчеству...
- Мечтаю петь в миланском театре «Ла Скала» - свою любимую партию Отелло из одноименной оперы Верди. Такая же мечта была у Пласидо Доминго: он ее исполнил в 30 с лишним лет. Думаю, мне потребуется побольше... Все-таки я другой организации человек. Отелло требует больших физических затрат. Вообще, опера, театр - это отдельная тема. За сотни лет композиторами мира написано столько гениальной музыки! Сейчас классическое искусство снова переживает взлет, слава Богу. Мой вокальный эталон  - это Лучано Паваротти. Где-то за год до его смерти мне посчастливилось побывать на его концерте. Паваротти тогда приезжал в Россию и дал два концерта - один в Петербурге, другой в Москве. Поразительно… Так невероятно звучать в возрасте 70 с лишним лет! Люди в зале просто рыдали от восторга. И кто мог тогда знать, что Лучано так скоро уйдет из жизни?

- Вы сегодня замечательно исполнили романс, написанный для вас когда-то Еленой Ваенгой… Зал слушал, затаив дыхание, кто-то даже прослезился. Как давно вы общаетесь?
- Лена однажды написала эту песню, принесла мне и сказала: «Бери, тебе подходит!». Было время, мы даже хотели петь дуэтом. Потом она закрутилась во всем этом круговороте популярности…

- Вам хотелось бы такой славы?
- Славы? Наверное, нет. Хотелось бы просто иметь известность - чтобы люди просто приходили на концерты, не думая: «А кто это такой?». Как в нашей стране достигается известность? Правильно, только с помощью «ящика». Но в «ящик» неформат не пускают. Так что приходится биться самим.

Фото Николай Дементьев.