Подписаться на новости и обновления на сайте:

Подписчиков:
1622

Евгений ЮЖИН: "Следую за своим сердцем" (www.rosculture.ru от 22.02.2012)

Евгений Южин: «Следую за своим сердцем»

Он молод, талантлив и красив – настоящий Ленский с кудрями светлыми доплеч. Правда, у пушкинского героя кудри были черные, но вот что касается воспетого автором «Онегина» «поэтического огня» – тут расхождений не наблюдается: огонь в душе лауреата международных конкурсов, студента Санкт-Петербургской государственной консерватории им. Н.А. Римского-Корсакова Евгения Южина горит. Есть в нем та страсть,благодаря которой романс «Потому что ты любишь другого», например, даже у поклонников тяжелого рока в исполнении Южина вызывает скупое восхищение: «Реально». Молодому вокалисту удается вдохнуть вклассические жанры современные эмоции, не нарушая традиций и не опускаясь до пошловатой припопсенности. Словом, как любит говорить однамоя знакомая, хорошо, когда у певца, кроме голоса, имеется еще и голова! Неудивительно, что Евгений Южин востребован, и его гастрольный график расписан на год вперед. Он желанный гость и в России, и за границей. На днях музыкант вернулся из большого турне по Уралу, а уже 2 марта у него – сольный концерт в Москве.

– Романсы сегодня вновь пользуются большой популярностью у слушателей. Как вы думаете, почему?

–Я думаю, люди устали от «легкой» музыки. Пресытившись музыкой для развлечений, зритель захотел музыки для души, глубокой, заставляющей задуматься, пробуждающей в душе самое светлое.

–Жанр романса очень непрост, особенно для исполнителя-мужчины. В природе романса, как сказал однажды Николай Сличенко, изначально заложена склонность «немножко пострадать». И здесь очень легко скатиться в мелодраматизм и слащавую сентиментальность. К счастью, вы этим не грешите. Что помогает выдерживать необходимое чувство меры?

–Для меня очень важно оставаться самим собой и быть в своем творчестве стопроцентно искренним. Я именно такой, каким меня видят зрители. Каждая история, которую я рассказываю, пропущена мною через сердце, и эмоция, которая появляется, – это моя эмоция, окажись я в таких обстоятельствах.

–Несмотря на то, что современные композиторы охотно пишут романсы,основу репертуара любого исполнителя все же составляют произведения,прошедшие проверку временем. С одной стороны, это хорошо – они отмечены знаком качества. С другой стороны, в сознании публики многие из них связаны с конкретными, нередко легендарными артистами. Вам не мешают чужие интерпретации?

–Каждый человек неповторим и индивидуален, каждый чувствует музыку и стихи по-своему, каждый реагирует на те или иные события в жизни всоответствии с тем, кто он есть. И я не исключение. А повторение чьей-то интерпретации – это уход от себя. Потому я всегда ищу свое видение и понимание того или иного музыкального произведения. Конечно же, я слушаю, как исполняли их великие мастера, но отстраненно.

–Иногда вас упрекают в излишней эмоциональности. Однажды мы даже поспорили с друзьями относительно песни В.П.Соловьева-Седого «Где ж ты,мой сад» в вашем исполнении. В конце, на словах «Где ж ты, мой сад,вешняя краса? Где же ты, подружка, яблонька моя?» вы встаете на колени. Моим оппонентам это показалось слишком «пафосным», мне – абсолютно оправданным. У каждого произведения есть собственная художественная логика, и в песне солдата мысленное обращение к Всевышнему более чем уместно. Насколько ваше сценическое поведение определяется вашей интуицией?

–Я всегда следую за своим сердцем. Что касается исполнения именно этой песни, могу сказать, что это не режиссерский ход. Когда-то во время ее исполнения мне представилась такая история. Будто я – солдат той страшной войны, ждал встречи, ночами видел родные глаза, а когда вернулся, пройдя смертельный огонь, увидел, что моих родных и любимых больше нет на белом свете... тогда я обратился к любимой со словами: «Я знаю, ты ждешь меня, хорошая моя». Я бы в такой момент от бессилия упал на колени и посмотрел в небо...

Мне однажды пришел отзыв на официальный сайт с таким содержанием: «У вас все так продумано, срежиссировано, каждый жест, мизансцена, но этого не видишь – так хорошо и по-настоящему вы это делаете». Это ли непризнание того, что я ничего не придумываю, а делаю все по велению сердца? Я очень благодарен этому человеку за тот отзыв.

–Военные песни в вашем репертуаре – тема отдельная. Как правило, Великая Отечественная война для ваших ровесников – это что-то очень далекое и,в общем-то, абстрактное. Вы же охотно и часто включаете их в свои концертные программы. Что вас привлекает?

–Мне было 12 лет, когда мой дед умер. Он прошел войну, вернулся контуженный, изуродованная психика, искалеченная душа... Но за наше недолгое общение я понял, что, несмотря на все сломы, он остался мужчиной мудрым и сильным. Война отзывалась в его скупых стонах от боли даже спустя 50 лет. Я помню эту боль, она была в его глазах. Он часто сожалел об ошибках, которые совершил в жизни. Но самое главное, что он не посмел предать свою Родину, когда фашисты пытали его в концлагерях.С войной я связан генетически через моего деда и бабушку. Когда я слышу«Темную ночь», внутри меня что-то происходит...

–На вашем официальном сайте зрители постоянно задают вопросы о вашем отношении к Николаю Баскову и предостерегают от повторения его ошибок.Вы не устали от этих сравнений?

–Нет, я не устал. Я рад, что есть люди, которые приходят на мои концерты, слушают мои записи и рассказывают мне о своих впечатлениях.Кого-то из них беспокоит мое развитие как творческой личности и тот путь, который я выберу, кто-то хочет услышать в моем исполнении какое-то определенное произведение, кто-то высказывает слова поддержки.Мой зритель мне очень дорог.

–В одном из интервью вы довольно резко высказались о современном институте продюсирования. Мол, это способ порабощения артиста с дальнейшей целью его эксплуатации. Вы действительно убеждены, что сегодня можно успешно существовать в профессии без продюсера,самостоятельно?

–Я думаю, что да. Конечно, важно иметь команду людей, которые горят вместе с тобой и живут общей целью. Но наличие продюсера в нашем российском понимании необязательно. У меня есть прекрасный концертный директор, на все руки мастер, Сергей Ворончихин. Есть руководитель фан-клуба Людмила Виноградова. Есть замечательный автор романсов Светлана Ковалева и незаменимый помощник и советник по части интернет-технологий Валерий Ковалев. Есть генератор творческих идей и мой имиджмейкер Юлия Сильченко, моя супруга. Наконец, мой учитель вокала, солист Михайловского театра Дмитрий Карпов. И много других уважаемых мною людей, помогающих мне в жизни и творчестве. Конечно,продюсер в западном понимании – грамотный и профессиональный человек,который донесет мое творчество до более широкого круга слушателей, –мне нужен. Но это должен быть продюсер-компаньон, а не начальник-поработитель.

– Вы работаете в разных жанрах: романс, оперные арии, неаполитанские песни, зарубежные эстрадные хиты (вроде «Yesterday» или «Roxanne»),русский фольклор (в кроссовер-исполнении). И делаете это очень качественно, тактично и со вкусом. Конечно, существует точка зрения,что в искусстве важно не что, а как.Но, с другой стороны, голос находится в сильной зависимости от природы исполняемого материала. А в данном случае приемы звукоизвлечения в каждом из жанров разнятся. Это не вредит голосовому аппарату?

–Конечно, задача это непростая. Требуется много работы над собой, чтобы с наименьшим ущербом для голоса воплощать в жизнь свои творческие идеи. Пока – тьфу-тьфу! – справляюсь...

–Много ругательных слов было сказано в адрес пресловутого требования«Сделайте мне красиво». Однако понятия красоты все-таки никто не отменял, просто оно у каждого свое. Что такое для вас «сделать красиво»в приложении к исполнительскому вокальному искусству?

–Чехов говорил, что все в человеке должно быть красиво. И форма, и содержание. Я думаю, красиво то, что вызывает яркие, не разрушающие художественную эстетику эмоции, наполняет душу, обогащает человека. На сцене красиво то, что лечит сердечные раны, восполняет утраты. И перья в стразах могут быть красивы, если все в меру.

–Сегодня известность артиста во многом определяется количеством его появлений в телеэфире. Между тем существуют исполнители, популярность которых зиждется на так называемом «сарафанном радио» – например,Евгения Смольянинова или Ярослав Евдокимов, которых по телевизору не увидишь, однако залы на их концертах всегда заполнены. К счастью,сегодня появился такой мощный инструмент продвижения, как интернет(вспомним Петра Налича). Какие у вас отношения с интернет-ресурсами?

–Моя команда очень активна в интернете: с ее помощью появились группы в социальных сетях, объединяющие поклонников моего творчества, мой официальный сайт, на котором люди отовсюду оставляют отзывы. Для меня очень важен диалог со зрителем, важно понимать, что я делаю правильно,а что – не так.

– Вы много гастролируете не только по России, но и за границей. Ощущаете разницу между отечественной и зарубежной публикой?

–Большой разницы я не вижу. Все – от Сахалина до Нью-Йорка – понимают язык музыки и готовы участвовать в искренней и доверительной беседе посредствам этого языка. За что им огромная благодарность!

– Вы связываете свою будущую жизнь с оперой. Если бы была возможность выбирать, какой театр вы бы предпочли?

–Безусловно, я мечтаю об опере. Опера – это квинтэссенция разных искусств. Но до нее нужно дорасти – профессионально и духовно. Думаю,возможность выбирать будет. Однако для молодого артиста важно не название театра, а руководитель, труппа, репертуар. То есть театр, в котором можно многому научиться, не потеряв своей творческой индивидуальности.

–Искусство, если заниматься им всерьез, требует от человека больших внутренних затрат. Для того чтобы выходить к зрителям, артист должениметь, что им сказать. Чем питаете душу? В чем черпаете вдохновение?

–В том, что было пережито, в общении с родными, в наблюдении за жизнью приятелей, коллег, в случайно услышанной истории, в книгах, в музыке,картинах, кинофильмах... Да во всем, что меня окружает!

Вера ЗВЕЗДОВА